суббота, 26 мая 2012 г.

"Dans tes Bras" Frederic Malle

Морис Русель продолжает в 2008 году тему эротики для бренда Frederic Malle ароматом Dans tes Bras, что в переводе означает «В твоих объятьях».
Сначала мне показалось, что он будет пудровым. И я обрадовалась, потому что пудру люблю. Это был гелиотроп, он часто дает такой эффект. Но вся пудровость и цветочность быстро уходит, сменившись запахом морской соли и терпкой древесины. И аромат становится обволакивающим и телесным. Не противным, не потным, как описывают его некоторые. Но очень похожим на запах тела.
Dans tes Bras обманчиво легок вначале. Кажется, что с таким полупрозрачным цветочным мускусом невозможно переборщить. Но уже через пару часов он может стать невыносимо въедливым и навязчивым – это же один из современных мускусов - молекула кашмеран, свою монотонность она компенсируют долговечностью. Вот тогда и вспоминаешь о запахе тела неприятного тебе человека, вроде все в нем хорошо – и умен, и интересен, и привлекателен, а в объятьях его оказаться не хочется.
У Dans tes Bras есть и будут свои поклонники. Это современно, модно, в тренде, называйте как хотите – пахнуть так сейчас. Это аромат нашей эпохи, но кажется, я от нее безнадежно отстала.

Основные ноты: гвоздика, фиалка, пачули, гелиотроп, жасмин, сандал, ладан, белый мускус.

понедельник, 21 мая 2012 г.

"Musc Ravageur" Frederic Malle

Сама концепция бренда Frederic Malle (собрать лучших парфюмеров и дать им полную свободу творчества) предполагает, что мы имеем дело с образцами современного парфюмерного искусства. Ведь если парфюмер подписывает флакон своим именем (как художник - картину), то он уже не должен сетовать на маркетологов и бухгалтеров за то, что ему не дали самовыразиться.
Автор Musc Ravageur (в переводе - "Разрушительного мускуса") - Морис Русель - в одном интервью называет его ароматом чувственной женщины. Мы ждем мускуса, телесного, обволакивающего - и он есть в аромате, с начала и до конца. Мягкий и вкрадчивый, и наверное, эротичный мускус. Но не только мускусом встречает нас чувственная женщина "от Руселя". От нее еще пахнет чуть сладкой ванилью и нагретым на солнце деревом. Ваниль по характеру сходна с "Ванильной орхидеей" Van Cleef & Arpels, такая же цветочная ваниль-пудра, легкая и невесомая.
Разрушительный мускус сидит близко к коже. Он приятен, но крайне интимен. Только для себя и особо близких.
Но Морис Русель на этом тему эротики не закрывает...

Основные ноты: лаванда, корица, гвоздика, ваниль, бобы тонка, дерево гуаяк, кедр.

вторник, 15 мая 2012 г.

"En Passant" Frederic Malle

Всю неделю цветет сирень. Ее чудесный, ни с чем не сравнимый аромат особенно слышен ранним утром, когда ночь съедает запахи пыли, обеденного зноя и выхлопных газов. Многие ищут этот аромат в парфюмерии. Многие пытаются его воссоздать. Немногим это удается. Оливии Джакобетти, автору En Passant, удалось.
Когда впервые пробуешь En Passant (означающий в переводе «Мимоходом»), то мгновенно попадаешь в позднюю весну, в пору молодой зелени, первых цветов, очищающих воздух и душу дождей с грозами. А вокруг цветет сирень, душистая, буйная, сочная, немного горькая, как безвозвратно проходящая юность. И хочется зарыться лицом в эти сиреневые гроздья, почувствовать на щеках десятки восковых цветков и дышать ускользающим запахом весны.
А потом ждешь, во что она превратится, эта сирень. А она так и останется сиренью. И думаешь – это ведь просто сирень, за что в этом аромате можно столько платить? И понимаешь – за прекрасную иллюзию весны, за ощущение чистоты и свежести, за достоверность переданного аромата цветов. И разве есть еще такая же «настоящая» сирень в парфюмерии? Я не встречала.

Основные ноты: огурец, сирень, пшеница.

понедельник, 7 мая 2012 г.

"Safari" Ralph Lauren

Хорошо помню, как я жаждала заполучить исчезнувший из магазинов флакон Сафари в свою коллекцию. Было лето, жара, я постоянно крутила гламурный видеоролик 90-х, где парочка на сафари почему-то не охотится за львом, а играет с симпатичным маленьким львенком. И представляла себе аромат иссушенных палящим солнцем трав, пронизанный африканской романтикой.
Потом я помню свое восхищение флаконом, когда он наконец попал ко мне в руки. Старинное резное стекло, сейчас редко встретишь такое исполнение, никто не заморачивается с их формой, ведь главное – наштамповать флаконы с минимальной себестоимостью.
И еще я надолго запомнила аромат Сафари, с которым так и не смогла сростись, сделать его своим украшением, или самой стать его украшением, овеять себя образами жаркой Африки, которые я представляла по книгам Хемингуэя, где антилоп убивают для еды, и изредка львов – для трофеев.
Из крышки отчетливо пахло гальбанумом, а верхние ноты Сафари напоминали жесткий одеколон времен самого Хемингуэя – резкий, ядреный, кричащий. Именно эта верхушка ни разу не позволила вывести Сафари в свет. Только в жару она всегда оказывалась мимолетной, быстро раскрывала теплое сердце из сухих горьких трав, лесной смолы и всем известной полынной настойки. При таком богатейшем составе я не находила в нем никаких цветов – ни жасмина, ни роз, ни обещанных нарциссов и гиацинтов. А потом травы заслащивались медовыми нотами, но жара убивала и травы, и мед. В холод аромат был неуместен, в жару – неуловим.
И еще Сафари для меня – это ретро, даже слишком ретро. Почему Shalimar, которому 87 лет – не ретро, а Safari, которому всего 22 – ретро?

Основные ноты: цитрусы, мандарин, кедр, бергамот, лимон; пачули, жасмин, ветивер, роза; кожа, сандаловое дерево, опопонакс, мускус, циветта, ваниль, ладан.